<< Главная страница

Э.С.Паперная, А.Г.Розенберг, А.М.Финкель. Парнас дыбом (литературные пародии)



Ал. Блок, А. Белый, Виктор Гофман, Игорь Северянин, К. Юлий Цезарь, Владимир Маяковский, Демьян Бедный, Ал. Вертинский, Сергей Есенин, Гомер, Данте, Крылов, В. Брюсов, К. Д. Бальмонт и многие другие

Про: козлов, собак и веверлеев

Литературные пародии

II-е дополненное издание

Составили

Э.С.П.
А.Г.Р.
А.М.Ф.
Составление, подготовка текста, вступительная статья Л. Г. Фризмана

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

Вот он перед нами, знаменитый "Парнас дыбом". Шестьдесят пять лет назад родились эти искрящиеся веселостью и остроумием пародии, метко улавливавшие и выразительно воспроизводившие особенности творческой манеры и стиля писателей разных стран и эпох, эти "Собаки", "Козлы" и "Веверлеи", сразу завоевавшие любовь читателей. Впервые "Парнас дыбом" вышел в харьковском издательстве "Космос" в 1925 г., а на протяжении последующих двух лет сборник переиздавался еще трижды. Известно, что Маяковский, будучи в Харькове, услышал о выходе сборника, где были пародии и на него, и, прочитав их, сказал: "Молодцы харьковчане! Такую книжицу не стыдно и в Москву с собой прихватить!"
С этой "книжицы" начинается история советской литературной пародии: первый сборник Александра Архангельского появился двумя годами позднее. Но кем она была создана, почти никто не знал. Одни считали ее дебютом А. Архангельского. Другие называли имена Ю. Олеши, В. Катаева, Л. Никулина. Первое издание вышло в свет анонимно, а в последующих авторы обозначили лишь свои инициалы: Э. С. П., А. Г. Р. и А. М. Ф. Только в 60-е годы статьями известного советского сатирика и пародиста А. Б. Раскина, опубликованными в "Вопросах литературы" и в "Науке и жизни", покров тайны был наконец приподнят
А. Б. Раскин напомнил при этом занятный исторический анекдот: "Говорят, что английская королева лет сто тому назад пришла в восторг, прочитав очаровательно остроумную детскую книгу. Она приказала принести ей все сочинения этого автора. К ее изумлению, ей принесли множество книг, посвященных проблемам высшей математики. Автор Льюис Кэрролл оказался оксфордским профессором. А прелестная его книжка "Алиса в стране чудес" возникла из шутливых рассказов во время прогулок с тремя маленькими девочками" {Раскин А. Б. "Парнас дыбом", или Научное веселье" (Из истории советской литературной пародии). - Наука и жизнь, 1968, э 11, с. 106.}. А. Б. Раскин с полным основанием замечает, что в подобном положении оказались бы и мы, если бы поинтересовались остальными сочинениями авторов "Парнаса дыбом".
Мы увидели бы перед собой обширную монографию "Производные причинные предлоги в современном русском литературном языке", вузовский учебник "Современный русский литературный язык", и школьный "Учебник русского языка", и "Грамматику русского языка" для школ слепых, и еще свыше полутораста книг и статей по вопросам общего языкознания, лексикологии, фразеологии, стилистики и других лингвистических дисциплин. Все это - научное наследие А. М. Ф. - профессора Харьковского университета Александра Моисеевича Финкеля (1899-1968), которого по праву можно считать основным автором "Парнаса дыбом". Более половины текстов, вошедших в нынешнее издание сборника, принадлежит его перу.
Всю жизнь занимавшийся теорией художественного перевода, А. М. Финкель реализовал результаты своих научных изысканий и в поэтической практике. Он осуществил, в частности, полный перевод сонетов Шекспира, четвертый за всю историю русской шекспиристики и получивший высокую оценку специалистов {См.: Шекспировские чтения. 1976. М., Наука, 1977, с. 215-284.}.
Соавтор А. М. Финкеля по "Парнасу дыбом" А. Г. Р. - доцент Александр Григорьевич Розенберг (1897-1965) оставил заметный след в изучении французской литературы. Он писал о Дю Белле и Малербе, Шаплене и Корнеле, Буало и Стендале, Бальзаке и Гюго. Его докторская диссертация "Доктрина французского классицизма" осталась незащищенной. Причиной была благородная негибкость автора, но здесь нет возможности останавливаться на деталях этой драматической истории. В сферу научных интересов А. Г. Розенберга входила и масса других, самых разнообразных проблем: и легенда о граде Китеже как тема русской литературы, и синтаксис былевого эпоса, и украинская народная песня, и ритмика стихов Шевченко, и учение Потебни.
Э. С. П. - Эстер Соломоновна Паперная (1901-1987) отдала свой талант детской литературе и художественному переводу. В конце 20-х и начале 30-х годов вышло несколько ее книг для детей, среди которых особого внимания заслуживает повесть "Живая пропажа". Она подарила нам радость общения со "знаменитым утенком Тимом", героем известной сказки Э. Блайтон, переводила с нескольких языков, в том числе с английского, французского, итальянского, польского, еврейского. Недоброе время вычеркнуло из ее жизни и творчества семнадцать лет, проведенных в сталинских лагерях. Ее реабилитации и возвращению в литературу много содействовал С. Я. Маршак, который высоко ценил сделанное Э. С. Паперной для детской книги.
Но вернемся в первую половину 20-х годов, когда все эти книги, статьи, переводы, позднее обогатившие нашу науку и литературу, не только не были созданы, но вряд ли и были задуманы. Группа молодых филологов, любознательных, мыслящих, ищущих, изучала тогда приметы индивидуального стиля писателей разных стран и эпох. И прониклась идеей - серьезной по постановке, но несколько озорной по форме изложения результатов - моделировать, как разработали бы один и тот же сюжет Гай Юлий Цезарь и Анатоль Франс, Шекспир и Волошин, Симеон Полоцкий и Надсон, Крылов и Вертинский, Гомер и Некрасов, Данте и Демьян Бедный.
Что же они писали, литературные пародии? Авторы с самого начала стремились, чтобы их произведения не были так восприняты. В предисловии, стилизованном под пушкинский "Разговор книгопродавца с поэтом", книгопродавец говорит:

Ваш замысел высок и чист:
Здоровый смех полезен людям.
Что ж? Ныне наслаждаться будем,
Чем одарил нас пародист.

И слышит такой ответ поэта:

Не я здесь автор - коллектив.
Не пародист - а подражатель.
И, вас теперь предупредив,
Хочу, чтоб знал о том читатель.

Ту же точку зрения авторы уверенно повторили и сорок лет спустя: "...мы не были и не хотели быть пародистами, мы были стилизаторами, да еще с установкой познавательной. То же, что все это смешно и забавно, - это, так сказать, побочный эффект (так нам, по крайней мере, казалось). Однако эффект оказался важнее нашей серьезности и для издателей и читателей совершенно ее вытеснил". "Книжечку эту... читатели назвали сборником пародий". Кто же здесь прав, читатели или авторы? Об этом стоит поразмышлять.
Пародия на протяжении всей своей многолетней истории была формой литературной критики и участницей литературной борьбы. Пародировались ведь не только отдельные авторы, но и темы, и жанры, и литературные школы, и творческие методы и стили. Высвеченная остроумием пародиста, гипертрофированная стилевая примета или совокупность примет представала читательскому взору намеренно сниженной, как бы разоблаченной. То, что хотели представить значительным, возвышенным, а порою и трагичным, обнаруживало свои комические стороны.
Пародия по-своему помогала литературе меняться, развиваться, двигаться вперед и, смеясь, прощаться с прошлым. Отсюда устремленность пародистов всех времен избирать мишенью своего остроумия отжившее, дискредитировать ложные авторитеты, указывать читателю на не замеченные им слабости незаслуженно прославленных произведений. Потому Добролюбов, сам мастерски использовавший возможности пародии в литературной борьбе, говорил о непростительности "и самых остроумных насмешек над тем, что дорого и свято... Попробуйте перепародировать Гоголя в его "Мертвых душах", "Ревизоре" и лучших повестях - много ли успеха будете вы иметь?" {Добролюбов Н. А. Собр. соч., т. 6. М.-Л., Гослитиздат, 1963, с. 215.} Иное дело, если требуется "ловить и обличать": "тут-то и годится пародия" {Там же, с. 220.}.
Авторы "Парнаса" отчетливо и правильно представляли себе роль пародии в литературном процессе, и именно это, видимо, и побудило их подчеркнуть, что они не пародисты. Главное отличие их работы от того, чем искони занимались и занимаются по сей день авторы пародий, в том, что они изучали стили и индивидуальную манеру письма широко и непредвзято, не выискивали слабости или уязвимые места, а стремились проникнуть в то, что определяет авторский облик, его реализацию в слове, в строении сюжета, в поэтической интонации. Итоги своих исследований "парнасцы" воплотили в произведениях, которые сами они удачно и точно назвали "научным весельем".
И все же мы вправе считать их произведения пародиями, если сущность этого жанра увидим в том, в чем ее видел Пушкин, определявший пародию как "искусство подделываться под слог известных писателей". "Сей род шуток, - говорил он, - требует редкой гибкости слога; хороший пародист обладает всеми слогами..." {Пушкин А. С. Полн. собр. соч., т. 11. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1949, с. 118.} Именно обладание "всеми слогами" снискало "Парнасу" устойчивую популярность, усиливаемую, может быть, тем, что именно "искусства подделываться под слог известных писателей" зачастую недостает современным пародистам.
Нынешние авторы пародий обычно предпосылают своим произведениям своеобразные "эпиграфы" - несколько строк пародируемого автора. Чтобы читатель знал, что подлежит пародийному утрированию, над чем ему предложат посмеяться. Попробуйте подобрать подобные эпиграфы к текстам "Парнаса": к Шекспиру, к Зощенко, к Крылову, к Пастернаку. Такая попытка обречена на полную неудачу. Потому что "парнасцы" стремились и умели не обыгрывать одно какое-то выражение, а улавливать и воплощать то, что характеризует индивидуальность стиля. Вот чему могли бы поучиться современные пародисты у своих предшественников.
Как известно, участь "Парнаса дыбом" оказалась нелегкой. С каждым годом он становился все большей редкостью. Немногочисленные обладатели берегли его пуще глаза, а жаждущие стать таковыми уверялись в недостижимости своей цели. И пошел он обычным для тех времен путем - в "самиздат". Стучали пишущие машинки, и с копий снимались копии.
Второе рождение "Парнаса дыбом" могло состояться в конце 60-х годов. Могло, но не состоялось. К тому времени Э. С. Паперная и А. М. Финкель (А. Г. Розенберга уже не было в живых) пополнили сборник рядом новых произведений. Некоторые из них появились на страницах журналов, прозвучали с телевизионного экрана.
Попытки добиться переиздания "Парнаса" продолжались более десяти лет: с хрущевской оттепели до возобладания сил, властвовавших в эпоху застоя. Сейчас трудно восстановить все перипетии этой изматывающей борьбы литераторов с бюрократами. Даже когда харьковское издательство "Прапор" обещало читателям дополненное издание "Парнаса" и казалось, чудо вот-вот свершится, авторы не могли избавиться от мрачных предчувствий. 22 марта 1967 года Э. С. Паперная писала А. М. Финкелю: "Скажу тебе по секрету, что, даже подписавши договор с издательством, мы не сможем быть уверены в рождении нового "Парнаса дыбом", ибо в нашем благословенном отечестве всякие форс-мажоры могут разразиться в любую минуту" {Отдел редких изданий и рукописей Харьковской государственной научной библиотеки им. В. Г. Короленко, ф. 16 (А. М. Финкеля), ед. хр. Р-85-145, л. 23.}.
И "форс-мажор" действительно разразился. Книга не увидела света. То ли показались неблагонадежными иные из пародируемых авторов, например Гумилев, Волошин или Ремизов, то ли обнаружились какие-то сложности в отношении к пародистам. Издательство не отяготило никакими объяснениями двухстрочную отписку, извещавшую, что оно "не имеет возможности издать пародии "Парнас дыбом". Невольно вспоминается ироническое размышление Щедрина: то ли просвещение для орлов вредно, то ли орлы для просвещения вредны... Как бы то ни было, орлы тогда свое дело сделали.
Как и многое, что получает сегодня советский читатель, эта книжка обязана своим появлением переменам, которые произошли у нас в последние годы. Многое, чего мы не чаяли видеть на книжной полке, видим. Вот и он, "Парнас дыбом".
В первом издании сборника появилось 37 пародий (7 "Собак", 18 "Козлов" и 12 "Веверлеев"), В том, которое собирался выпустить "Прапор", их количество должно было возрасти до 56-ти (15 "Собак", 24 "Козла" и 17 "Веверлеев"). В нашем сборнике, дополненном произведениями, сохранившимися в архиве А. М. Финкеля, читатель найдет 69 пародий (21 "Собаку", 31 "Козла" и 17 "Веверлеев"), а также статью Э. С. Паперной и А. М. Финкеля, повествующую о том, как создавался "Парнас дыбом". Все подстрочные примечания принадлежат авторам сборника.

Л. Фризман


Вместо предисловия

РАЗГОВОР КНИГОПРОДАВЦА С ПОЭТОМ
Книгопродавец
Вам муза, вижу я, верна: Балует вас, и ублажает, И, как примерная жена, Стихи без устали рожает. Плод новых умственных затей - Поэма, говорят, готова. Итак, решите, жду я слова, Назначьте сами цену ей!
Поэт
Вы ошибаетесь, мой друг. Я к вам сегодня без поэмы. Иные волновали темы, Иным заполнен был досуг. Я время то воспоминал, Когда, надеждами богатый, Поэт беспечный, я писал Из вдохновенья, не из платы. Как был горяч сердечный жар, Как был я весел, горд и молод. Теперь, увы, я сед и стар И душу облекает холод.
Книгопродавец
Но вы, я вижу, принесли Опять творенья вашей музы.
С чем ныне вы ко мне пришли?
Поэт
Я с ней не прерывал союза. Она явилась в тишине, Мое прервав уединенье, И подарила снова мне, Как в дни былые, вдохновенье. И мнилось - снова нежен, юн, Я предаюсь своим мечтаньям, И снова легкое бряцанье С серебряных спадало струн. И пронеслися предо мной Толпою призрачных видений Те, кем гордится род земной: Здесь Данта был суровый гений, Здесь был слепой певец Омир, Некрасов, Франс, Крылов, Твардовский, Есенин, Эренбург, Шекспир, Ахматова и Маяковский.
{Вариант издания 1927 г.: Некрасов, Франс, Уайльд, Жуковский, Ахматова, Бальмонт, Шекспир, Юшкевич, Пушкин, Маяковский.}.
Все говорили: "Перестрой На новый лад искусну лиру, И пусть напомнит голос твой О нас забывчивому миру". Я был смущен и потрясен, Клубилась в жилах кровь, как волны, В ушах стоял немолчный звон, И я бежал, смятенья полный, Друзьям своим поведал сны, Совместно их свершить затеяв... И вот - они заключены В собак, козлов и веверлеев.
Книгопродавец
Ваш замысел высок и чист: Здоровый смех полезен людям. Что ж? Ныне наслаждаться будем, Чем одарил нас пародист
Поэт
Я рад. Вы поняли меня. Еще одно лишь замечанье, Чтобы потом не слышал я Упрека или нареканья. Не я здесь автор - коллектив. Не пародист - а подражатель. И, вас теперь предупредив, Хочу, чтоб знал о том читатель.
Книгопродавец
Ваше желание будет исполнено. Полагаю, что наш разговор уяснит Читателю вашу мысль, и, с вашего Разрешения, я его напечатаю
(А. Финкель)

- I -

СОБАКИ
У попа была собака, Он ее любил. Она съела кусок мяса, Он ее убил. И в яму закопал, И надпись надписал,
что: У попа была собака, и т.д.


Кай Юлий Цезарь

(Записки о Британской войне,
книга IV, гл. 10, подстр. пер. изд. "Польза")

По многим причинам, так как вследствие того, что Цезарь набрал при помощи рекрутского набора новых два легиона, из коих один направил форсированным маршем в Британию, а другой, назначивши начальником Тита Акция Барбона, оставил на зимних квартирах в окрестностях Лютеции для его пропитания, и как впоследствии он узнал через лазутчиков, солдаты сильно роптали по недостатку продовольствия. Известно, что многие мелкие животные, как-то: собаки и лисицы и зайцы также, охотно принимаемы в пищу с тем большим удовольствием, чем больше мучимы они голодом. Поэтому верховный жрец десятого легиона съел в живом виде легионного волкодава, который съел у него весь запас сушеного мяса на зиму. Возбужденный известиями, Цезарь послал легатов донести Сенату, что по многим причинам, так как вследствие того, что Цезарь набрал при помощи рекрутского набора новых два легиона и т. д.
53 г. до Р. X. - 701 г. от осн. Рима (А. Розенберг)


далее: ПЕСНЬ О ГАЙАВАТЕ >>

Э.С.Паперная, А.Г.Розенберг, А.М.Финкель. Парнас дыбом (литературные пародии)
   ПЕСНЬ О ГАЙАВАТЕ
   - II -
   СТАРОФРАНЦУЗСКАЯ БАЛЛАДА


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация